avo-mika
трудно запретить Ленам делать то, что они хотят...
У меня есть тетрадка, исписанная иероглифами,
которые могут вам показаться даже уродливыми,
и самоучители, по преимуществу бесполезные,
тех языков, что моему сердцу любезны.

У меня есть папка со старыми-старыми снимками,
на которых мы с друзьями стоим в обнимку,
еще не зная, что напослезавтра все будет иначе
и тот, кто протянет руку, тотчас получит сдачи.

У меня есть файл с длинными и не очень стихами,
есть романы Аксенова, Грошека и Мураками,
которые я листаю ночами безбожно тоскливыми,
есть expectations, consciousness and oblivion.

У меня есть замыслы, интенции и прожекты,
десятки сюжетов на древних и новых манжетах,
у меня есть концепции, черновики и генеалогии,
отпадные шутки и графоманские диалоги.

У меня есть жалость к себе и несчастливые годы,
есть верные крылья и ощущение светлой свободы,
у меня есть сон, практически равный чуду,
у меня есть дом, в котором я просто буду.
(Николай Караев, "Somebody home")