avo-mika
трудно запретить Ленам делать то, что они хотят...
28.12.2010 в 12:00
Пишет Diary best:

Пишет Мифическая личность:

10 ключевых фраз науки

№ 9. У узбеков нет иллюзий


О чем
О том, что определяет психику человека

Кто сказал
Александр Лурия, классик советской науки, один из немногих отечественных психологов, которых признают за рубежом

Контекст
Психологи сломали немало копий и авторучек, решая вопрос, в какой степени психику человека определяют гены, а в какой — образование, воспитание и прочие внешние факторы. Если одни разбирались с этим на чисто умозрительном уровне, то другие выходили в поле, подобно биологам или геологам.

В 1931 году группа советских психологов во главе с Александром Лурией отправилась в экспедицию в Узбекистан и Киргизию. Там в горных кишлаках люди еще не вкусили прелестей европейской культуры. Почти полная неграмотность вкупе с кучей предрассудков давали широкие возможности для исследований.

Вот пример экспериментальной ситуации. Неграмотному крестьянину показывают изображения лопаты, пилы, полена и топора. Лурия спрашивает:

— Какие предметы похожи? И что лишнее?

— Вот полено, пила, топор — они идут вместе: надо дерево распилить, потом разрубить, а лопата к этому не относится, она в огороде нужна…

Европейская логика гласит, что лишнее в этом списке полено, ведь все остальное можно отнести к более общей категории «инструменты». Психолог пытается подсказать:

— А вот один человек сказал, что топор, пилу и лопату надо положить вместе, что они похожи друг на друга.

Крестьянин упирается:

— Мне кажется, этот человек просто дурак. А может, у него просто слишком много дров?

У тех узбеков и киргизов, которые получили городское образование, логика работала примерно так же, как у москвичей или петербуржцев — инструменты объединялись с инструментами.

Помимо прочего Лурии удалось обнаружить, что у жителей кишлаков не удается сформировать зрительные иллюзии. Казалось бы, обман зрения прошит где-то глубоко в нервных структурах и никак не зависит от культуры и воспитания. Но жители кишлаков упорно не попадались в оптические ловушки.

Обнаружив этот факт, ученый послал в Москву телеграмму другому классику отечественной психологии, своему другу и коллеге Льву Выготскому. Текст был лаконичен: «У узбеков нет иллюзий тчк».

Увлеченный наукой человек не заметил второго смысла своего послания. А ведь в Средней Азии советская власть устанавливалась с большим скрипом, и «отсутствие иллюзий» вполне могло быть истолковано с точки зрения политической лояльности местного населения. Выготский был более здравым человеком. Потом Лурия признавался: «Я получил в ответ очень интересное, аффективно окрашенное письмо…» Говорят, что «аффективный» текст выглядел так: «У узбеков нет иллюзий, а у Александра Романовича нет мозгов».

Идеи Выготского и Лурии вполне ложились в русло марксизма: мол, бытие определяет сознание и все такое. Но на них все равно обрушился шквал критики. По содержанию он очень напоминал риторику западных борцов за политкорректность. Вывод делался радикальный: «Эта лженаучная, реакционная, антимарксистская и классово враждебная теория приводит к антисоветскому выводу о том, что политику в Советском Союзе осуществляют люди и классы, примитивно мыслящие, неспособные к какому бы то ни было абстрактному мышлению».

Случись эта история несколькими годами позже, Лурия сгинул бы в лагерях. Но на дворе было только начало тридцатых, и он отделался лишь попорченными нервами и прекращением среднеазиатских экспедиций.

Мораль
Мышление у людей разное — и у московского менеджера, и у жителя горной деревушки, и у чиновника, который видит крамолу везде, где только можно. Разница в понимании мира лежит очень глубоко, где-то на уровне нейронных связей. Но это не только врожденное качество, это еще и результат воздействия среды и ситуации. То есть превратить обитателя кишлака в столичного клерка не так уж и сложно. Но не факт, что нужно.
.