трудно запретить Ленам делать то, что они хотят...
" Выглянул в окно - снег. Белые хлопья, которые падают с густого молочно-синего небо; белые хлопья, которые медленно, с грацией осенних листьев, опускаются на грязную землю, и не успевая хоть немного прикрыть её, таят на шинах колёс.

Сел на кровать. Напротив меня стоит стул. Я про него много знаю. Ну например, он скрепит если сесть на него неаккуратно, а ещё на третьей дальней ножке у него сколот кусочек дерева. Сейчас он стоит напротив меня, и мой усталый взгляд непроизвольно ползет по его спинке и запутывается в петле, свисающей с потолка.

Жизнь. Моя.

Встаю и иду к стулу, залажу на него, руки касаются верёвки и почти нежно надевают её на шею...
Поворачиваюсь лицом к окну, а там все тот же снег. Хлопьями. Падает.

Дурацкое ощущения тупости ситуации. Глупое желание прочитать стихи. Как в детстве. Про снег. Строки сами под действием Архимеда всплывают в моей голове. И рвуться. Рвуться наружу, топчуться на языке - такие холодные и липкие на вкус:

Снаружи вьюга мечется
И все заносит в лоск.
Засыпана газетчица
И заметен киоск.

На нашей долгой бытности
Казалось нам не раз,
Что снег идет из скрытности
И для отвода глаз.

Утайщик нераскаянный, -
Под белой бахромой
Как часто вас с окраины
Он разводил домой!

Все в белых хлопьях скроется,
Залепит снегом взор, -
На ощупь, как пропоица,
Проходит тень во двор.

Движения поспешные:
Наверное, опять
Кому-то что-то грешное
Приходится скрывать.

Ухмыляюсь. Тихонько распутываю верёвку и слажу со стула. Глупо. Как же глупо. А ведь совсем ещё молодой, надо Пастернака перечитать...
Красиво он про снег говорил"

по мотивам анекдота, стихов Пастернака и Ричарда Маркса Hazard Who kill Mary

@темы: письмо души, или записки из душа (графоманство)